Ангелы могут выглядеть по-разному, никогда не узнаешь, кто тебе помог и кому помог ты

Они стали настоящими неразлучниками, даже спали вместе, обнимая друг друга. Даже если разворачивались во сне, старались прикоснуться хоть носиком, хоть пяточкой. Пса давно уже перестали гнать из детской кроватки, привыкли. А он берег сон малютки, осторожненько мостился рядом, не понимая: почему с возрастом все сложнее умещаться с краю? Но умещался, поджимался, устраивался – и сладко засыпал, не мешая своему маленькому хозяину.

Откуда взялся этот лабрадор, вспоминали редко. Привыкли, что он рядом всегда, словно так и должно быть. Но пес не всегда был поблизости.

Беда наступила, когда мальчик заболел, вот это воспоминание не стиралось из памяти. Он лежал и не мог пошевелиться в своей красивой кроватке. Все движение – слезки, стекавшие по щечкам, попадавшие в ушки. Но мальчик даже не кричал, только тихо лежал без движения.

Родители были в отчаянии, разве их дитя заслужило такой ужасный опыт? Разве его произвели на свет ради этой беспомощной тихой жизни?

Они старались чем-то отвлечь его, что-то рассказывали, показывали и включали. Его не оставляли одного – но сами были в отчаянии. Как развеселить того, кто даже рассмеяться не может? Как объяснить, что все будет хорошо, если сами в это не верят?

Однажды мужчина, измотанный постоянным горем и безнадегой, спешил домой после работы, нужно было дать жене немного отдыха.

На дороге разлегся большой пес.

“Лабрадор, – подумал мужчина, – все детство мечтал о таком.”

  • Шел бы ты домой, бродяга, холодновато на земле лежать…

Пес смотрел ему в глаза, постукивал хвостом, и мужчина понял: нет у него дома. Пес, такой дорогой, когда-то был холеным. Явно растили с любовью, хорошо кормили, но давно уже не было у пса нормальной еды. Худой, шерсть потускнела. Ошейник тоже выбирали с любовью, мягкий, удобный – но сейчас обтрепался, грязный, лучше бы совсем его выбросить…

“Похоже, что-то с его хозяевами случилось, – догадался мужчина, пока расстегивал ошейник. – Наверняка выгнали. А с ошейником принимают за домашнего, вот никто и не забрал к себе.”

Он попал в точку, только не знал об этом. Хотел бы он забрать эту собаку к себе домой… Но больной мальчишка, кто знает, как еще пса домой тащить? Это же аллергены, глисты…

Он смотрел псу в глаза и понимал: попробует. Он ничегошеньки не может сделать для сына, но что-то еще может, хотя бы устроить эту собачью судьбу. Может быть, подыщет ему другой дом, если у себя не получится оставить?

  • Пойдешь ко мне, красавчик? – Пес словно ждал этих слов, легко подскочил, поставил лапы на грудь и лизнул в щеку.

Пес покорил всю семью деликатностью, воспитанностью. Он точно знал, какой должна быть идеальная собака и был ею. Расшевелил маму, не отпускал старшую дочь вечером одну. Стал спутником на пробежках, помогал нести в зубах сумки… Только к ребенку его побаивались подпускать.

Но постепенно он просочился и в детскую.

И как не пустить, если малютка косился на пса и переставал плакать? А тот готов был смотреть на малыша, улыбался, чесался – стал развлечением для ангелочка. И однажды, когда кроха тихонечко заскулил, а взрослых рядом не оказалось, пес всунул морду между прутьями кроватки и начал лизать его руку. И малыш притих, слезы высохли.

А пес, добравшись наконец до маленького хозяина, продолжал вылизывать его руку, пальчик за пальчиком. Нет нежнее пасти, чем у лабрадора, они ведь даже воздушный шарик могут перенести, не повредив, настолько себя контролируют.

Родители пожалели, что так долго не доверяли псу. Ведь малютка улыбался, слезки высохли. А в очередной раз взрослые заметили: пальчики перебирают шерсть.

Врачи уверяли: показалось. Такого быть не может.

Еще как может!

И люди решили: терять нечего. Пса уже не гоняли из детской, он вылизывал мальчика, от животика и ножек до щечек. Толкал носом, сопел в ухо. И малыш попискивал, словно хихикал. Чудо происходило у всех на глазах.

Пес даже спал с ребенком. Втискивался в кроватку, прижимался теплым боком и друзья засыпали вдвоем. Родители паниковали: вдруг пес придавит ребенка? Но раз за разом мальчишка просыпался довольным.

А вскоре начал обнимать пса.

Еще немного времени – и ребенок начал хулиганить. Он скидывал игрушки из кроватки на пол, а пес приносил их обратно. Ему хватало терпения повторять эту игру час за часом. А потом друзья снова дремали в обнимку.

Со временем мама рискнула посадить мальчика в подушках, и тот гладил пса по морде, делился с ним едой. А доктора в один голос возмущались:

  • Антисанитарию развели, мамаша! Уберите пса из детской, ребенок болеет.

А ребенок становился все здоровее. Начал сам садиться. Говорить.

Пошел он поздно, но уверенно. Еще бы, ведь он держался за шерсть лабрадора. И знал: друг не даст ему упасть…

Ангелы могут выглядеть по-разному, никогда не узнаешь, кто тебе помог и кому помог ты