Детская коляска возле лавочки — ну что тут особенного? Только вот взрослых рядом не было

Люблю ходить домой через парк. После работы всегда хорошо проветрить голову, подумать о прошедшем дне. Дорога получается долгой, но тут два в одном: трачу лишних двадцать минут, взамен получаю часовую разминку. В тот день я на работе задержалась, домой топала уже по сумеркам.

Детскую коляску я заметила издали, она светилась белой обивкой среди темных кустов.

  • Интересно, — сказала себе самой, — что могло произойти, что пришлось убегать с ребенком на руках?

Я даже издали видела: вещь дорогая, качественная. Подошла поближе, заглянула, коляска действительно была пустой. Но меня преследовало какое-то странное ощущение неправильности. Я не в силах была сделать шаг, и хорошо, что задержалась.

За лавочками в зарослях сидел малыш. Завозился, и я его заметила.

Совсем еще маленький, наверное года полтора было. Как он туда уполз? Выглядело так, словно искал что-то.

Я заговорила с ребенком, и он просиял. Потянул ко мне ручки, конечно, я тут же подхватила его на руки. Малютка уже успел замерзнуть, ручки и ножки были холодными. Я обернула кроху курткой, растерла ушки и щечки. Мама ребенка не появлялась.

Забрать домой? Кто знает, вдруг посчитают, что я похитила малыша? Я позвонила в полицию и начала ждать. Пока сотрудники ехали, успела скормить крохе печенье из сумки. А как он обрадовался минеральной воде! Уж не знаю, пьют ли дети минералку добровольно, этот пил жадно, словно голодал целый день.

Тем временем появились полицейские, поздоровались, начали оформлять протокол.

  • Странно, — сказал один из них, не бывало еще, чтоб детей с колясками бросали.
  • Думаете, бросили?
  • Скорее нет, не похоже.

Я пожала плечами. Свидетелей нет, камеры в парке не висят. Парни дописывали протокол, взяли у меня показания, попросили расписаться. И вдруг уточнили адрес еще раз.

  • Да вон мой дом, — кивнула я вперед, виден уже.
  • Давайте мы вас подвезем, а вы мальчика заберете до утра?
  • Ну, — растерялась я, — у меня муж и собственные дети. Я сейчас позвоню, предупрежу.

Полицейский пояснил: нужно разобраться. Наверняка тут проходило несколько десятков людей, никто не захотел связываться. Одна я в полицию обратилась, значит, нормальный человек, можно и доверить ребенка.

  • С матерью, — пояснил полицейский, — могло что-то случиться, любые недоразумения бывают. Если все выяснится, мы его сразу в семью вернем, чтобы их потом по казенным домам не таскали. Сами же знаете нашу систему. И в отделении держать не можем, не в обезьянник же ребенка. Возьмите малютку, пожалуйста.

Муж не слишком удивился, сказал, прогресс. То котят приносила, то щенят, теперь вот ребенок. Дочки тоже не возмущались, быстренько отмыли ванну и пошли со мной купать малютку. Сбегали к соседке попросить детской смеси и организовали игру в дочки-матери.

Дети еще спать не легли, как объявились полицейские, сказали, папа ребенка уже едет. Оказалось, его беременная жена гуляла с малышом, когда потеряла сознание. Люди не сразу заметили ее в густой высокой траве. А пока она лежала, сынок утянул за собой коляску на другую сторону за кусты.

Матери вызвали скорую. В себя она пришла не сразу, лишь через несколько часов смогла спросить, где ее ребенок. Врачи думали, бредит, беспокоится за животик. И лишь спустя еще пару часов забили тревогу.

Ее так и оставили там лежать, пока сестренка не появилась на свет. А мы с тех пор дружим семьями: отец мальчика и мужчина, что вызвал скорую матери и потом купил ей все нужное в больнице. И мы, ведь мы не бросили молодого отца одного с малышом. Постоянно были на подхвате, пока жену не выписали. А потом и крестными стали. Дружим уже много лет.

Детская коляска возле лавочки — ну что тут особенного? Только вот взрослых рядом не было