Хочу уйти от мужа, но держусь. Его семья прилично мне приплачивает каждый месяц, чтобы я сохраняла статус-кво

Мой муж был красавчиком, о нем мечтал весь курс, все мои подруги просто млели. Часть из них даже разругалась со мной, когда он начал посматривать в мою сторону. Еще бы: высокий, интересный, да впридачу спортсмен.

Я до сих пор помню каждую мелочь: как же он был хорош. Но мне все труднее держаться за эти воспоминания, ведь от прежнего Георгия ничего уже не осталось.

С ним случился инсульт.

Никто не предполагал такого развития событий. Он мирно мыл во дворе свою машину, и вдруг упал. Чудо, что его быстро доставили в больницу, это позволило сохранить ему жизнь.

На мою беду.

Страшно так говорить, но Георгий теперь инвалид. Более того, его овощное состояние сводит с ума меня и его самого: он не может себя обслуживать вообще.

И вот, мне 33, еще жить, еще рожать… Но я привязана к его мычащему телу.

Прогнозы у докторов осторожные. Говорят деликатно.

Реабилитация бесполезна, не поможет.

Муж сильно хромает, мог бы ходить, пользуясь костылем или подпоркой, но не хочет, злится. Предпочитает, чтобы вместо костыля каждый шаг с ним делала я. Его правая рука вообще не шевелится. У него даже лицо изменилось.

Кто-то кричит, мол, настоящая любовь должна быть и в болезни и в бедности. Но давайте будем реалистами: кого бы мы выбрали, будь у нас несколько поклонников? Самого бедного?

Самого больного?

Или того, от которого есть хоть какая-то обратка?

Мы больше не держимся за руки, он не сжимает пальцы. Мы даже не муж и жена, детей у нас уже не появится. Вместо полной жизни, прогулок, общения с друзьями, путешествий и приятных посиделок вдвоем я получила только рабский труд на двух работах, за него и за себя, ведь нам постоянно нужны деньги. Я даже дома выдохнуть не могу: вожу мужа в туалет, разбираю, что он мычит, а ему так хочется “поговорить””

О какой любви тут говорить?

Даже те, кто должен любить его по умолчанию, его родители и сестры, только тыкают в меня этим “в здравии и болезни”, но сами даже не покормили его ни разу.

Я не вывожу, я не справляюсь.

Ведь наш сын тоже нуждается в матери, в совместном времени, в прогулках и путешествиях.

Я периодически взрываюсь.

Собираю вещи себе и ребенку, выбираю съемную квартиру и даже договариваюсь о просмотре. Сейчас ведь стоит выбор: спасать безнадежного мужа или ребенка.

А муж не пытается бороться, не хочет улучшить даже то, что можно. Ему нужно всё или ничего. А ведь для меня стало бы всем, ходи он сам хотя бы в туалет.

Однажды я свалилась, попала в больницу с переутомлением. Боже, как я там счастлива была, умоляла не выписывать.

Мужнина родня – не дураки, они все прекрасно видят. Но не хотят, чтобы я уходила. И делить уход тоже не хотят. Напоминают мне, мол, уйду – и жилья мне не видать, и всем расскажут, что я человека одного умирать бросаю.

Мне было все равно: можно где-нибудь на севере на работу устроиться, комнату в общежитии точно дадут. Даже с тремя соседками, как в институте. Даже с моей склочной мамой – лучше, чем ворочать с утра до вечера здоровенного мужика.

В конце-концов родственники нашли выход: начали скидываться деньгами. Теперь я могу оплачивать коммуналку, прости господи, в квартире которая мне даже не принадлежит! Могу выделить сумму на лекарства подороже.

Как-то расщедрились, отправили нас вдвоем в санаторий для инвалидов. Понятно, что я была сопровождающей, но там у меня было время хотя бы прогуляться.

Конечно, я люблю своего мужа, я бы всё сделала для него. Но разве он любит меня, если желает мне жить нон-стоп в этом кошмаре? Неужели это любовь, если он не пытается разработать руку и держать ложку? Он это может. И ходить может.

Но хочет лежать и ныть. Похоже, родные рассказали ему, что платят мне огромные деньжищи, чтобы я вилась вокруг мелким бесом. Только денег тех я не вижу: все до копеечки уходят на него.

Хочу уйти от мужа, но держусь. Его семья прилично мне приплачивает каждый месяц, чтобы я сохраняла статус-кво