Кот понимал: на улице ему не выжить. Но он стучал, и ему отворили

Домохозяйка из канадского города Квебека открыла дверь на стук, пусть никого и не ждала. Но зимой люди внимательны друг к другу, мало ли, кто попал в беду.

Она не пожалела о своей поспешности, ведь за окошком действительно был потерпевший бедствие котик. Он едва скребся в окошко, на улице стоял мороз. Пушистый рыжик из последних сил стукал в стекло лапкой, мяукал из последних сил – но не сдавался.

Глазки были грустными, конечно, женщина не оставила его за порогом.

Впустила в дом и начала искать специальные организации, что занимаются брошенными животными.

Спасатели были на ее пороге уже через полчаса, они уже договаривались о приеме с ветврачом. Умный котик в переноску залез сам, без разговоров, видно, понимал: без врача не обойтись.

На приеме он тоже не выделывался, не шипел, не удирал. Терпел, пока ему обработали следы боевых ранений, похоже, битва за жизнь была долгой.

Доктор предположил, что кот не был домашним, раз его не кастрировали и не вживили микрочип. Но вряд ли это показатель, больно уж осмысленным было поведение кота. Он ведь пошел к людям за помощью вместо того, чтобы прятаться в теплотрассе.

Скорее всего, нерадивые хозяева просто не спешили заботиться о нем. Кто знает, почему он оказался бродячим. Может быть, с котенком поспешили изначально, а потом выбросили. Может, пожилая хозяйка скончалась или просто не было денег, чтобы его содержать.

Выбросить на улицу в наше время не означает шанс на жизнь, пусть Рыжик и сообразил, что ему делать. Но почему нельзя отвезти животное в приют, дать ему возможность спокойно дождаться другого шанса?

Котик нахлебался: отморозил лапки, здоровье тоже так себе. Капельницы, специальная диета и тепло помогли ему прийти в себя.

Все время в клинике кот вел себя с достоинством, не ныл, не пищал, старался только приласкаться к каждому, кто оказывается рядом. Желающих его усыновить нашлось немало, он уже переехал домой. Пусть все беды останутся позади!

Кот понимал: на улице ему не выжить. Но он стучал, и ему отворили