Мне просто стыдно за бабушку и дедушку своего ребенка

Я вышла замуж за парня из обеспеченной семьи, родители его никогда не сидят без денег. Их благосостояние выдают многие моменты:

  1. И покупки у них дорогие, они ни в чем себе не отказывают.
  2. У них привычки состоятельных людей.
  3. Разговоры очевидно это выдают.

А мы с мужем уже много лет мотаемся по съемным халупам и мечтаем, как однажды будем жить у себя дома, а не где придется.

Увы, пока что наша затея выглядит невозможной. Средств нам явно не хватает. Удивительно, но родители мужа даже не заикнулись, что могли бы помочь. И ведь даже покупка квартиры им ничего бы не стоила, но любой наш намек они не понимают, моментально глохнут и слепнут, как только разговор заходит на тему недвижимости.

И я не понимаю, почему они настолько жадные в отношении собственных детей?

Я знала, что иду замуж за парня из обеспеченной семьи, причем состоятельные у него оба родителя, и мать, и отец. Но я выходила замуж не за деньги, просто любила его, и не разлюбила до сих пор. Мне всегда хотелось выйти замуж по любви и с радостью строить собственную семью.

Мы с ним совпадали во многом, к примеру, согласились: жить с родителями — плохая идея.

В одном жилье мы толкаться не будем. 

Для молодых ничего хорошего в этом нет, ведь любое старшее поколение обожает совать нос в личную жизнь своих наследников, давать советы, устаревшие лет на двадцать. Поэтому мы копим деньги на собственное жилье с самых первых месяцев, что поженились.

Муж пропадал на работе, я не отставала.

Мы поставили цель и шли к ней день за днем.

Честно скажу, мы даже не отдыхали.

Не ездили в отпуск, не ходили по клубам.

Очень скромный образ жизни, минимальные траты — все, что мы себе позволяли.

Не вкладывались ни в автомобиль, ни в обстановку — ведь каждая трата оставляла нас на съемной квартире еще на день, месяц или два. Родители его были в курсе, насколько мы ужались, чтобы добиться желаемого.

Увы, сколько бы мы ни бились, мы никак не могли наскрести даже на первый взнос ипотечной квартиры. Я была настроена не мотаться с будущим ребенком где попало, хотела завести его уже у себя дома. И не решать проблемы ни с пропиской, ни с поликлиниками. Хотелось знать, что нас никто не выселит в срочном порядке, как бесправных щенят.

Муж был согласен. Сначала жилье, потом дети.

Родителей мы навещали, помогали, чем могли.

Но, стоило лишь приехать к свекрам, те заводили одну и ту же песню:

  • Хотим нянчить внуков, когда мы их на руки возьмем? Не молодеем, дети, когда вы соберетесь?
  • Вы же знаете, мы на ипотеку собираем, как только в свой дом переедем, сразу начнем ребенка планировать! — но и такой прямой текст не показался им понятным, хотя куда уж яснее? Мама только губы поджала, покачивая головой и вздыхая.

Но через пару месяцев после этого последнего разговора я поняла: мои таблетки меня подвели. Я была беременна.

Мы эту беременность не планировали, она была некстати вообще. Но этот нежданный ребенок уже жил, я понимала: избавиться не смогу.

Ни за что. Это мой малыш.

И я решила засунуть гордость куда подальше и поговорить со свекровью. Она ведь тоже женщина, должна понять.

Я собиралась попросить у нее добавить денег хотя бы на первый взнос. И мы переехали бы, наконец, к себе домой.

Мы пришли к родителям в гости и сообщили им радостную новость:

  • Готовьтесь, дорогие, скоро ваш внук родится!

Свекры обрадовались совершенно искренне. Они бросились нас обнимать, целовать и поздравлять. Расспрашивали о моем самочувствии, светились от радости.

Я поняла, что бояться нечего, и решилась. Сказала им, что нам немного не хватает на ипотечный взнос и попросила денег, чтобы купить собственное жилье.

Свекровь моментально поменялась в лице, аж перекосилась. А потом сделала невинное личико и жалобно спросила, откуда же ей такие деньжищи взять?

Мы-то с мужем знали, откуда.

Деньги у них были.

Отец в прошлую встречу рассказал, что собрался менять свою дорогую машину на еще более новую и дорогую. И присмотрел себе новенькую игрушку за последнюю неделю, собираясь доплатить сумму побольше той, что нам была нужна.

Но нет так нет.

Спорить я и не думала. Нервничать мне было опасно, ничего важнее здорового ребенка я в голове не держала. Но это все-таки был стресс, настолько мне было стыдно за просьбу, обидно…

Что это за родители, что в такой ситуации не спешат помочь детям?

Вечером я сказала мужу, что видеться с внуком этим людям я не позволю. Эти жадность и лицемерие еще дадут о себе знать в трудной ситуации. Сейчас им помочь — проще простого, но они только меняют дорогие игрушки, им безразлично, куда я их внука из роддома принесу. А без машины можно перебиться, они и так на великолепной машине катаются.

Такие отношения — это не семья.

А разве я не доказала, что не охотница за приданым? 

Всю беременность я ждала, что свекры опомнятся. Но месяцы эти пролетели, как один, а меня по-прежнему ждала съемная однушка. Отчий дом для нашего сыночка откладывался на неопределенный срок, ведь я временно выбыла из тех, кто зарабатывает.

Сейчас я надеюсь, что нам удастся подкопить еще немного и купить хотя бы небольшое жилье. А мнение о родителях мужа подтверждается день за днем. Таких бабушки и дедушки нам не надо.

Конечно, каждый должен решать проблемы, не вешая их на других. Но родители — не другие, это члены семьи. Именно о них будут заботиться внуки, когда вырастут. Но если благополучие внуков променяли на дорогую машину, чего они хотят в будущем?

Мне просто стыдно за бабушку и дедушку своего ребенка