На переезд у вас две недели, забирайте все вещи. Дочки разобиделись всерьез

Вдовой Тамара осталась рано. Такое горе всегда слишком рано, а ведь у нее две девчонки на руках. Растила их и заботилась, никому ни словом не намекнула, как ей приходится непросто.

Вкладывала в дочерей всю любовь, использовала все возможности, чтобы поднять их – и справилась. Даже образование дала приличное, пришлось на двух работах жилы рвать, но дочки дипломы получили.

Дни шли своим чередом, пока старшая не захотела замуж. Только вот парня наша, пусть неплохого, но иногороднего. Сказала:

  • Жить будем здесь, у него негде.

Внучок не заставил себя ждать, пришлось матери на двоих с младшей комнату делить, в ее собственной поселилась молодая семья.

Если бы теть-Томе хоть словом намекнули, когда переезжать собираются! Но молодые молчали, а она все ждала и помогала, чем могла. Думала: раз живут с тещей, значит, копят на собственный угол, откладывают. Переедут, и всем станет спокойнее.

Будет Тамара снова вязать при свете дня, будет телевизор по ночам смотреть, бессонница уже давала о себе знать.

Но дочка с зятем-примаком никуда съезжать не спешили. Ведь у них отдельная комната. Мама купит продукты, мама приготовит.

А что ей еще делать, маме-то? Пусть радуется, что нужной себя чувствует. Внуки это же радость, вот и пусть сидит.

Тамара думала, из благодарности они хотя бы будут помогать. Но вместо теплых доверительных разговоров, как раньше, в доме сплошь крики да разборки.

Младшая обижалась: почему после зятя лужи в ванной, а убирать ей? Кто съел мою еду, кричит старшая, я кормлю, мне отдельное питание нужно.

Зять просто сидел за компьютером, работал из дома. На все просьбы хоть мусор вынести ссылался на работу.

Даже тетя Тома понимала: быть такого не может, ведь на обеды и прогулки у него время находится.

Домой ей просто не хотелось, настолько стало трудно.

Тамара заикнулась было, мол, может, снимете себе комнату?

  • Какую комнату, мам? Мы на ипотеку копим, складываем каждую копеечку. А ты нас к чужой бабке гонишь на квартиру? Она же нам не даст как дома быть.
  • Надо было и мне не давать вам себя, как дома чувствовать, – вскипела мама. – Как дома – это значит, заботиться о доме, а не сидеть на всем готовом, как дорогие гости.

И вдруг на пороге нарисовалась младшая.

С парнем.

Иногородним, да. И поживем у нас, ведь старшая тут живет, значит и младшей положено.

  • Ты на кухне собралась с мужем жить?
  • Мам, ну как это мы будем на кухне? Там на одного диванчик, если бы ты на него перешла…

Тамара поняла: скоро и на кухне она им не понадобится. Придется на дачу перебираться. Пока они не захотят себе и дачу.

В дом престарелых мать точно не спешила.

  • Две недели, дочки. – Мать говорила спокойно, даже равнодушно. – Обе. С вещами и вон из квартиры. Я ее сама зарабатывала, чтобы вас в ней вырастить и замуж выдать. Вырастила, мужья есть. Вон.

Девочки возмущались, обещали: будешь тут одна сидеть. Внуков не увидишь.

Но Тамара настояла.

Ждет, позвонят ли на пятидесятилетие, ведь ее решение обернулось благом: обе вышли на работу, зятья начали суетиться. Молодые семьи живут в собственных квартирах. Но с ней не разговаривают…

На переезд у вас две недели, забирайте все вещи. Дочки разобиделись всерьез