Нужно лечить сына, но у его матери нет денег. Пусть дает бывшая жена отца!

Мне 36 лет, я давно разведена, уже 6 лет прошло с момента, когда нам с бывшим в паспорта шлепнули печати о разводе. Нет, я не могла сохранить брак, хотя о разводе и не помышляла, старалась быть той самой идеальной степфордской женой. Но тому, кто хочет идеальную жену, нужно и со своей стороны настраиваться на семью. Супруг же завел любовницу, которая от него забеременела.

Я выбрала собственную жизнь.

Лучше один раз проплакаться и жить нормально, чем всю жизнь закрывать глаза и гадать, где сегодня ночует неверный супруг.

Придет или у нее останется.

Едва он заикнулся, что может от меня уйти, если я не буду еще более покорной, милой и так далее, я тут же согласилась, выставила его и назад уже не приняла.

Общие знакомые приносили сплетни: женился на любовнице, ребенок у них родился.

Я их жизнью не интересовалась. Вернулась в добрачную однушку, счастье, что не додумалась ее продать. Личную жизнь организовывать не бросалась, хватило. Есть отношения с неплохим мужчиной, у него тоже интересная жизнь, с удовольствием проводим свободное время вместе, но живем раздельно.

Детей я так и не родила, но подумываю. За здоровьем я хорошо слежу, врачи заверяют, что еще есть в запасе несколько лет. Пока что коплю подушку безопасности, отложила уже приличную сумму, хватит на декрет.

Бывший муж объявился неожиданно, без предупреждения. После шести лет молчания, ведь после развода он даже не интересовался, чем и как я живу. Даже не заикнулся о разделе совместного имущества, у нас так вышло, что купленная вместе на мое наследство квартира досталась ему целиком, как-то он провернул все через юристов, у него остались и машина, и даже подаренные мне когда-то украшения.

Он не звонил, не писал, просто постучал в дверь, когда я была дома. И мне не хотелось его впускать, что ему у меня делать?

Но он заступил за порог и начал говорить страшные слова.

У их ребенка страшный диагноз, страшный. Тот, когда в России лечить негде, нужно везти в Израиль или Германию. Им нужна огромная сумма денег и они с супругой решили взять ее у меня.

Конечно, еще в браке я начала копить на декрет, так и говорила ему: случиться может, что угодно, родители погибли, и мы не вечные. Он догадывался, что продолжаю откладывать. А еще ему донесли общие знакомые, что тетушка моя скончалась недавно. Он прикинул, сколько стоит ее дом, и вот, стоит на пороге. Объясняет, за сколько мы можем продать его, если все делать быстро. Именно эта сумма ему и нужна на лечение.

Дом тетин я и сама думала продать, давно пора обновить машину, после развода я смогла наскрести только на развалюху-ладу, на ней и езжу до сих пор. Есть траты поважнее. Но с продажей не спешу, мало ли, как жизнь повернется, клочок земли в деревне может стать спасением, тем более, с будущим малышом.

И уж точно я не должна обеспечивать деньгами бывшего мужа.

Я смотрела на него, и думала: он ведь даже мои цепочки не отдал. А если бы мне понадобилось лечение, дали бы они хоть монетку?

  • Ты представь, в каком сейчас состоянии мы с женой! Ты ведь можешь нам помочь!
  • А как думаешь, в каком состоянии была я, когда ты меня шесть лет назад оставил с голым задом? Я ведь все заработки в нашу квартиру вкладывала, машину на тебя оформили, вот и продавай ее.

Тогда он мотивировал, что бьется за интересы ребенка, пересчитывал ложки и лампочки, я только белье и смогла забрать из дома. Новая жена не побрезговала даже моей шубкой и сапожками. И я же еще плохая осталась.

А теперь я должна входить в их положение.

Он заверял, покажет все документы из больницы, но как меня защитит то, что я в них посмотрю? Шел бы за кредитом, как цивилизованные люди делают. Но нет, он хочет забрать у меня все, что я нажила за шесть лет сама. Как уже однажды сделал.

Бывший пытался встать на колени, пытался зайти еще раз, замучил сообщениями.

Упрекал, что на моей совести будет смерть ребенка.

Но причем тут моя совесть, ведь у ребенка свои родители есть.

Или я не права?

Нужно лечить сына, но у его матери нет денег. Пусть дает бывшая жена отца!