Пес был старым и мудрым, его хвостатый друг – еще ребенком. Но они не могли друг без друга

Псу было столько лет, что на человеческие годы лучше не пересчитывать. Одно слово, долгожитель, мудрый и степенный. Собаки столько вообще не живут, разве, у хороших хозяев.

Приходили гости, спрашивали о собаке из вежливости, мол, был у вас пес…

  • Почему это был? – удивлялись хозяева. – Есть. – А пес высовывал огромную башку из двери, когда слышал свое имя, постукивал об пол хвостом, громко, как палкой.

На глупые вопросы собака не обижалась, чего там… Он и сам знал: зажился. Сколько приятелей, с которыми он бегал в парке, вдруг исчезали. Их хозяева порой шли навстречу, смотрели на него ласково, а сами вздыхали грустно, говорили:

  • Вы его берегите, хороший он у вас…

Пес чувствовал: хозяин опускал руку на его башку, трепал. Прижимал к себе, убеждался: вот он, рядом. Еще поживем, дружище! Еще есть время…

Псу становилось все тяжелее, но он держался за жизнь. Жил ради любимых людей, ради этого прикосновения. Хозяин велел: еще поживем!

Пес жил, пусть ему и больнее наступать на лапы. Пусть труднее стало дышать.

Он замечал: провис когда-то подтянутый живот, хвост все реже мотался из стороны в сторону. Ему больше не хотелось клянчить вкусненького, ни овсянка, ни отварная курочка его не радовали. Он ел механически, надо…

Пес все дольше спал, все ленивее поднимался.

Любимое его местечко осталось, как и было: коврик в гостиной. Там он держал под контролем всех жильцов сразу.

Слышал, как шуршат взрослые, пока спешат на работу. Как шлепает босыми ногами Ленка, дочка-выпускница, ей сегодня снова в школу.

В эти дни, когда все заняты, гулять приходилось с бабулей.

Пес ее недолюбливал, скучная она, и всегда торопилась домой.

То ли дело Ленка. С Ленкой он возвращался в щенячье детство. Поэтому не задерживал бабулю, быстро решал насущные вопросы и шел домой. Знал: после обеда Ленка придет из школы и пойдет гулять с ним сама.

Он до сих пор помнил, как она пахла, когда только появилась дома.

Маленькая хозяйка

Как только девчушка появилась в доме, изменился весь уклад. Все внимание принадлежало этому крохотному существу, и даже пес учил новые слова: девочка, детка, ребеночек…

С тех пор она была рядом постоянно.

Пес полюбил спать в детской, наблюдал, как малышка дышит, бежал кого-нибудь позвать, если начинала беспокоиться. Рычал, если на прогулке к коляске кто-то приближался, и хозяева спокойно заходили в магазин: Ленка спала с достойной президента охраной.

Потом малютка начала вставать – и пес снова был рядом. Она так и пошла, цепляясь за собачью шерсть, а позже за ошейник. Так и вышли вдвоем к маме из детской, даже фотография есть.

Потом пес дремал неподалеку от песочницы. Родители поначалу возмущались, мол, собака на площадке. Но когда пес с рычанием отогнал какого-то типа, вздумавшего угостить детей конфетками, споры забылись. Теперь пса привечали все родители.

Про типа говорили странное, сидел… Пес отлично знал команду “сидеть”, но особо не задумывался. Не понравился ему этот тип, родители так не пахли.

С тех пор Ленка стала невестой.

Скоро школу закончит.

Мальчишки давно уже не таскают ее за косички, да и косичек давно нет: спортивная девушка стрижется коротко. Но пес все равно провожает ее по вечерам.

Она спешит на старую площадку, где ее компания собирается поговорить, он идет рядом. По дороге сворачивает на пустырь, у него тоже есть частные дела, Ленка понимает. Терпеливо дожидается на дорожке. Пес никогда не позволял себе задирать лапу прямо там, где идут люди, нет. Он уходил в кустики поглубже. А потом прижимался к Ленке, та бралась за ошейник, так и шли.

На пустыре стояли старые лавочки, подростки сидели тут, грызли чипсы, сплетничали… Пес дремал, все было под контролем.

Даже тот рыжик, что изводил Ленку в детстве.

Теперь он посматривал на нее задумчиво, частенько подходил к старой собаке, гладил умную морду:

  • Ну что, дедуля? Еще ворчишь?

Пес и вправду начинал ворчать, ребята смеялись. Рыжий Вовка не смеялся, почесывал крепкую шкуру, псу нравилось. Нравилось, что над ним не смеются, что разговаривают, чешут. Вовка часто говорил:

  • А помнишь мячик? Помнишь котлеты?

Конечно, как тут забудешь.

Ленкин мячик Вовка закинул на крышу, точнее, подъездный козырек. Нужно было исхитриться достать его, и Вовка вылез туда из подъездного окна. А потом пытался спрыгнуть с козырька, пока не поймали.

Не вышло.

Пес помнил и котлеты, что Вовка приносил ему из школьной столовки, когда провожал Ленку домой. Та прибегала, бросала портфель и вела пса на прогулку. А Вовка дожидался ее, отдавал псу котлету и шел на прогулку за компанию. Иногда котлету приносила Ленка, но пес узнавал запах…

Помнил, как он сбил с ног пьяного мужика, тот решил объяснить подросткам, что пить в кустах плохо. Они, правда, кроме колы ничего не пили, но мужику нужно было что-то, пришлось прижать его к земле лапой и зарычать.

Вот так они и разговаривали, рыжий парень и старый пес.

  • Эй, ворчун старый, – окликнула пса Лена, – пойдем домой?

Пес топал не спеша, он любил вечер. Любил его зимой, когда снег мерцал в фонарях, любил летние поздние закаты.

И даже такой, осенний, любил тоже. С мелким дождиком, сыростью.

Но вдруг насторожился: чем-то этот вечер отличался от остальных. Звуком необычным? Пес посмотрел на Ленку, та шла спокойно, болтала о чем-то с рыжиком. И пес рванул в кусты. Он хотел найти источник этих странных звуков, незнакомых, но будоражащих, словно плач маленькой новорожденной Ленки.

Искал – и нашел.

Нашел еще одного новорожденного, пушистого серого котенка. Кто-то подвесил его на веревке в глубине парка, только вот длину не рассчитал. Котик должен был задохнуться, но задние лапки опирались на землю. Сколько сил у него оставалось в запасе? Пес заметался, потом перегрыз веревку крепкими еще зубами. Взял котика, задыхавшегося в петле и бросился к хозяйке.

  • Господи, – закричала та, – ты зачем крысу приволок, фу, брось!
  • Стой, – вмешался Вовка, – это не крыса…

Ребята подхватили малютку, попытались ослабить петлю, мешая друг другу. Нечем было срезать, и они бросились домой со всех ног.

Успели.

Правда, кроха все равно лежал тряпочкой трое суток. Ветврач что-то колол, вздыхал, и на четвертый день малютка начал отползать от шприца.

На десятый день он был здоровым, крепким, уже уверенно вставал на лапки, Ленка кормила его из пипетки. Еще через неделю он ел сам, разобрался с лотком. Трудное ли детство заставило его повзрослеть, или умный был на редкость?

Воспитывал хулигана пес. Он уже вырастил Ленку, что ему котенок?

Осень закончилась, а со снегом из собаки словно откачали жизнь. Ослаб, не мог подняться на ноги… И снова приехал ветврач, поднял веко, пощупал, вздохнул:

  • Вы же понимаете…

Ленка плакала, родители что-то говорили друг другу.

Бабуля ушла в свою комнату.

Доктор подходил к собаке со шприцем, когда дорогу ему перегородил недавний пациент.

Выгнулся, распушил хвост и бочком шел на доктора, загораживая собой собаку… До ужаса боялся, но гнал, гнал этого доктора с виноватым лицом.

Доктор повернулся:

  • Кот не даст. Уберите его…
  • Не уберу, – очнулась Ленка.
  • Леночка, – заплакала мама, – не мучай собаку… Ты же понимаешь…
  • Понимаю. Будет страдать – обезболим, кот прав. Уходите, простите, но уходите…

Пес спал на коврике, кот лежал мордой на его лапе, посапывал тоже. Пес догадывался: еще поживет. Маленький котик сумеет отогнать смерть, сумеет согреть…

А котик знал точно: пес обязательно встанет на ноги. Он вернул должок, жизнь. А у кота еще много осталось…

Пес был старым и мудрым, его хвостатый друг – еще ребенком. Но они не могли друг без друга