Пес хотел любви и ласки, а его использовали только для работы. А потом выбросили, как негодного

Добродушный красавчик с красивой белой шерсткой – это пес Эдди. Немного неуклюжий, смешной – зато нет пса добрее и ласковее. Он обожает своих хозяев, готов дурачиться с утра до вечера напролет. Зла он не помнит. Даже не держит обиды на своих прежних хозяев, жестоких и подлых.

Порода Эдди – пиренейская горная овчарка. Прекрасные признаки породы, ум, сообразительность – такого пса должны были обожать. Но только вот прошлое у него было таким, что вспомнить нечего.

Грустным оно было.

До такой степени, что даже жизнь в приюте оказалась счастьем.

Все дело в том, что пса хотели использовать разведенцы, как производителя щенков на продажу. Но пес не готов был жить в таком ритме, он предпочитал играть с хозяевами, валять дурака, или заниматься делом: охранять дом, имущество, заботиться о членах семьи. Поэтому бесполезного для бизнеса пса просто вышвырнули на улицу за ненадобностью. Да еще и стерилизовали напоследок, варварским дедовским способом, так, что у него шрамы заживали неделями и хвост искалечен. Сколько же боли он перенес, чтобы у бывших хозяев не появилось конкурентов.

Только в приюте ему помогли: обезболили, исправили последствия, наложили аккуратные швы.

Только там он узнал: люди могут быть добрыми.

На передержку пса отправили к одной из сотрудниц приюта, Эдди предстояло научиться жить в доме.

Ах, как хотел этого сам пес!

Нормальной жизни, вечеров у ног любимого человека, совместных прогулок… Он не переставал улыбаться, выбравшись из клеток, моментально забыл о плохом, радуется жизни и ластится ко всем подряд.

Когда шрамы зажили, пса показали по телевизору, и для него тут же нашлась хозяйка. Она была знакома с этой породой не понаслышке, уверена была: справится с крупным псом.

Эдди ее не подвел, моментально подружился с ее первой собакой-ретривером, прилично себя ведет и не создает Жаклин лишних хлопот. А та только рада взять его с собой куда угодно, хоть в гости, хоть на пробежку.

Пес хотел любви и ласки, а его использовали только для работы. А потом выбросили, как негодного