Свекровь: живая и неживая

Свекровь моя – прекрасный человек, ни слова плохого о ней не скажу. Она не лезет в нашу с мужем жизнь, не интересуется подробностями, которые горазды выспрашивать бесцеремонные матери. Она всегда относится к нам с пониманием.

Не пересчитывает наш бюджет, не претендует на него.

Не учит, как нам и что дома делать.

Она более, чем достойный человек. Живет одна, самостоятельно, в собственной квартире.

Но кое-что меня беспокоит.

Свекровь овдовела, уже пять лет прошло. За это время можно было как-то привыкнуть к этой мысли, но она не желает. У нее есть все возможности для благополучной жизни на пенсии. Мы не отказываем ей в помощи, ей хватает средств. Но она просто существует.

Живет на автомате, не общается с подругами, ничему не радуется, не ухаживает за собой. В квартире у нее постоянный бардак.

Я смотрю на нее: в грязном халате, зачем стирать?

Смотрит фоном что-то по телевизору, то унылые сериалы молодости, то экстрасенсов. Дома грязь, запахи, тараканы. Готовить не хочет, берет какие-то сушки или яблоко съест. Затаривается раз в неделю полуфабрикатами, рыбой из консервных банок питается – и снова закрывается дома.

Муж отмахивается: здорова? Жива? Значит, так хочет жить.

Но я вижу: в депрессии женщина. Нужна помощь, может быть даже медицинская.

До сих пор в ужасе, как мы ее недавно навещали.

Привезли две громадных сумки хороших продуктов, а она лапшу заваривает:

  • Мам, да я не буду, – говорю ей.
  • А я тебе и не предлагаю, – бурчит, – вы не объедать меня пришли.

Ну и что это было?

Наша жизнь ей интересна, что-то спрашивает. Но о ней самой спросить невозможно. Отмахивается, жует всякую дрянь и лежит на диване.

Конечно, вес растет, ей плохо становится. И как мне наблюдать за этим? Ведь таскать ее по врачам и ухаживать тоже придется мне.

Прошу, дайте хоть убраться у вас…

Отмахивается, мол, сама…

Так и сидит.

Свекровь: живая и неживая