Воспитывая детей, мы совершили роковую ошибку. Исправить ее можно, если оставить их без наследства

Мы с женой прожили лучшую часть жизни, нам с ней на двоих сто лет. Ей 48, мне 52. Мы обсудили, к чему пришли, так ли мечтали жить. Поняли: далека наша жизнь от идеала, но можно изменить хоть что-то. Хватит уже жить по накатанной.

Повздыхали, но решили твердо: наследства наши дети не получат. Причина тому серьезная.

Все начиналось довольно давно, когда мы с Наткой решили стать родителями. Но почему-то беременность не наступала или прерывалась на раннем сроке. Мы и лечились. Врачи пожимали плечами: молодые, все еще будет.

И по святым местам таскались по совету наших бабок.

Даже по знахаркам, прости Господи.

Но видимо не время было, ведь через три года родилась дочка, легко все прошло, и девочка получилась здоровая.

Спустя три года братик как на подбор. Вот точно бог дал. Больше беременностей не было, хоть мы и хотели.

Тем сильнее обожали своих долгожданных, вымоленных, выстраданных деток. Я готов был расшибиться, но у моих детей должно быть все, и самое лучшее.

Мы исполняли их желания.

Голоса ни на кого не повысили, не говоря уже о рукоприкладстве. Договаривались, что-то обсуждали, искали компромиссы. Уважали, словом, их растущие личности.

Я в принципе, спокойный, как удав. Жена тоже флегматик по натуре. Сдержанность – наше все, сперва обдумать, потом методично действовать. К детям мы относились так же, с уважением, бережно. Ждали того же в ответ.

Только не дождались.

Я понял суть ошибки только спустя годы: мы не давили, не кричали – и дети решили, так и должно быть. Они просто не воспринимали нас всерьез, всегда знали: их интересы будут на первом месте. А мы с матерью лишь средство обеспечить их хотелки.

Сейчас, оглядываясь назад, я не понимаю: как мы упустили беду из вида? Мы просто не замечали проблему.

Как у нас глаза открылись

Как-то вышло, приболел я, с работы отвезли в больницу, после укола приехал домой отлеживаться. Дети не в курсе были. Я тихо открыл дверь, вошел, улегся. А еще через час вернулись из школы дети.

Дочка с подругой явились, сели за стенкой в кухне, меня они не заметили. Обсуждали школу, мальчиков, и родителей тоже.

Подружка говорила, что у нее нормальные, ей повезло. А доченька заявила, что у нее родители полные идиоты. Все ей разрешают, ни разу в жизни не наказывали. Она постоянно таскает из дома деньги, ворует вещи – а родители даже не заметили ни разу. Младший тоже в курсе, правда, пока пить побаивается. Они-то сами как раз с пивом на кухне сидели, прямо дома!

Такие вот мы лохи оказались.

Я долго слушать не смог, зашел на кухню. Подружка ко мне лицом сидит, дочка спиной, и продолжает свою речь. По подружкиному лицу поняла что-то, оглянулась – и даже не попыталась извиниться. На лице было написано: “ну и что ты мне сделаешь?”

Я понял, сглупили мы с женой.

Воспитывали ее неправильно. Видимо, некоторые люди человеческого отношения не воспринимают, нужно лупить, как скотину, палкой.

Я взял таблетку, запил и вернулся лежать в спальню. А на следующий день врезал замок и купил сейф.

У детей больше не было доступа ни к украшениям жены, ни к деньгам – и представьте себе, отношения ухудшились и с дочкой, и с двенадцатилетним сыном!

Жена мой ход одобрила, она-то замечала. Не хотела только унизительных разборок, надеялась, возрастное у детей, пройдет.

На какое-то время наследники наши стали шелковыми, ласковыми. Даже помогать начали по дому, разговаривали вежливо. Пытались загладить вину. Мы радовались, но я не верил, что они осознали масштаб содеянного.

И действительно, кошелечек не открылся назад, и дети вновь стали двуличными врунишками.

После совершеннолетия мы купили каждому по небольшой квартирке, на остаток средств себе домик небольшой. Разъехались – и перестали общаться. Квартиры на них не переписывали, незачем. У себя ремонт сделали, к ним не лезем.

Дети поначалу звонили, заезжали. Потом потребовали переоформить собственность. После отказа исчезли совсем, правда, с квадратных метров не съехали, такая у них избирательная гордость. Но забыли даже, когда у нас дни рождения.

Мы с женой решили: после смерти пусть все отойдет детдому, а наследники наши поймут, кто был полным идиотом на самом деле.

Воспитывая детей, мы совершили роковую ошибку. Исправить ее можно, если оставить их без наследства