Все выходные проводи, где хочешь, но чтобы дома не появлялась вместе с внуком. У меня свидание будет

Истории матерей-одиночек неуловимо похожи, даже если ситуации разные. Вот и Кристина пополнила их ряды. Муж ушел от нее, едва дочурка подросла, случилась новая любовь. Кристина стала матерью одиночкой, да еще и надежды на поддержку государства нет. Выбивайте алименты, дамочка.

Только вот муж прятал доходы лихо, а судиться она не хотела.

У него уже другая семья, а вот слышно – другие дети пошли…

Пусть.

У Кристины есть дочь, она-то не разведется с ней.

Она работала, не покладая рук, развивалась и делала карьеру. Не в ущерб доченьке, успевала и ею заниматься. Вместо личной жизни – походы с дочкой в кино и в музеи. Вместо свиданий – походы в лес и вечерние занятия, прогулки с собакой, родительские собрания… Кристина и не думала жаловаться. Но ей хотелось женского счастья, хотелось своей собственной жизни. Заняться любимым делом вместо дочкиных уроков. Пойти в поход не с ребенком, а налегке, с фотоаппаратом… Хоть иногда.

Дочурка это чувствовала и вспоминала с обидой:

  • Без радости, без огонька. Все для меня делала, но словно из-под палки, не в радость.

Но со временем она выросла, дочурка. Сама стала женой.

Мама даже поддержала ее деньгами.

Дочка жаловалась ей, мол, жить негде, снимаем. Надо бы что-то думать…

Мать думала недолго, продала свою трешку, где дочь вырастила. Купила себе двушку, а разницу в деньгах отдала дочери. Без вопросов, без расписок…

Она была уверена: этих денег хватит на первоначальный взнос, если молодые с головой. Или на небольшую квартиру на окраине, комнату в коммуналке, можно будет жить и копить на что-то побольше. Дарить им целую квартиру мать не планировала: такое не ценится. Дети просто расслабятся и продолжат ждать подарков, мол, раз дали квартиру, значит, в запасе как минимум три. Но разве не заслужила Кристина спокойной жизни? Она уже положила на дочку жизнь. Квартиру сама заработала, и дочка пусть зарабатывает.

В общем, возможность заехать к себе домой Кристина дочке с зятем дала, а дальше пора и своим умом думать, все равно за них не решишь. Да там и родители мужа наверняка присоединятся, у них точно денежки водились.

Кристина все ждала, когда расскажут про новоселье, но сама вопросов не задавала. Сваты помогать не захотели. Деньги куда-то разошлись. А дочка вдруг развелась.

Развелась – без жилья, без денег. И пришла с ребенком к маме. И внука ей же привезла.

Только вот Кристина как раз жить начала: появился мужчина. Вежливый, деликатный и осторожный вдовец, уставший от одиночества. Немолодые уже люди относились друг к другу бережно, проводили вместе все больше времени…

Только вот с жилплощадью у поклонника было сложно. Дети у него были младше, чем дочь Кристины. Приводить новую женщину он не мог, ему нужна была определенность. С ними часто и подолгу жила мать покойной супруги… В общем, привести к себе он мог только жену. А жениться им было рановато, узнать бы друг друга получше.

Дочери Кристина сказала откровенно: роман. И портить отношения ради дочки мать не собирается, она свой материнский долг отдала с лихвой. Поэтому будь добра, занимай себя чем-нибудь в выходные.

Молодая женщина была в шоке, она вообще считала, мать променяла ее на штаны. Куда ей уходить на двое суток? Ну раз в месяц можно номер снять. Можно к бывшему – но там история сложная, как бы ребенка не отобрали, если мать бесприютной гулять будет. Рисковать лишением родительских прав было невозможно.

Дочь злится на мать: надо было трешку на две однушки разменивать! Сейчас бы все нормально было. А так деньги утекли, мать в шоколаде, а ей податься некуда.

Все детство мать тяготилась дочерью, и в походах, и во время игр, и даже сказки ей читала без восторга в голосе.

Кристина этого не понимала: всю жизнь вокруг дочери подпрыгивала, на любой запрос делала все. Но теперь дочь упрекает: недостаточно весело подпрыгивала. Недостаточно высоко. Не осознавала, какая это честь.

Дочь не осознает: ее вырастили.

Это значит, продержались всю школу, весь институт. Оплатили образование.

У нее было прекрасное питание из здоровых продуктов, качественная одежда – разве это ничего не стоит?

Подарки на свадьбу, деньги на жилье – все было. Неужели это ничего не значит?

А если дочь профукала свое жилье, если не воспользовалась образованием – кто ж ей виноват?

Кристина всю жизнь одна, и только долги выплатила – ей вдруг навесили больше прежнего. Но если опять решить дочкины проблемы за нее, она так и не научится ничему. Будет сидеть и требовать, чтобы мать от личной жизни отказалась. Потом ее ребенка воспитывала. А потом внук спросит: баб, а ты когда умрешь?

Она жалела об одном: не надо было трешку продавать. Выкрутились бы молодые без жилья. Так ведь и случилось. А ее поступок даже не оценил никто. Промотали деньги – и дочь опять у нее на голове сидит, да еще попрекает.

Дочка не понимает, что делать. Мать сидеть с ребенком отказывается, значит, на работу не выйти. В выходные деваться некуда, хоть на вокзале ночуй. А мама занимается личной жизнью, где справедливость-то? И как ей быть?

Все выходные проводи, где хочешь, но чтобы дома не появлялась вместе с внуком. У меня свидание будет