Что приносит радость военным: уйдя на пенсию, я нашел свое настоящее призвание, да такое, что жене стыдно

Военные люди до последнего служат родине. Хоть на пенсию мы уходим рано, на гражданке тоже есть, чем заняться. За полный срок службы мне довелось отдать долг Родине целиком и полностью. Исколесил я всю страну, даже в горячих точках побывал. Пора уходить на заслуженный отдых. Этому все способствовало – хорошая пенсия, квартирка, выданная государством.

Тогда я еще был холостяком. Потом встретил женщину несколько моложе меня, влюбился, поженились. Тогда я еще служил. Окончив службу, должен был вернуться на гражданку. Но гражданская жизнь для меня была чем-то из ряда вон выходящим. Я не знал абсолютно ничего. Вместе с армейским другом и его одноклассниками решили заняться бизнесом. Открыли строительную фирму. Мне доверили все вопросы, касающиеся безопасности и персонала. Остальные искали клиентов и занимались стройкой.

С началом кризиса 2008 года фирма перестала существовать. Некоторое время мы еще подрабатывали в сфере строительства. Но финальный удар по деятельности компании нанес 2014 год. С финансами совсем было туго. Хорошо, что хоть детей спели вырастить к тому времени. Нам с женой приходилось нелегко. Мы привыкли к благоустроенной, безбедной жизни. А теперь приходилось выживать только на военную пенсию.

Приходилось хвататься за любые подработки – работал сторожем, охранником, складским работником. Продукты выращивали на собственном дачном огороде. Только вот и вкладывать в хозяйство что-то надо было. Все дорожало, я стал выслушивать от жены упреки. Мол, ее подружки и их мужья постоянно развиваются, карьеру строят, по курортам мотаются, хвастаются дорогой одежкой и меховыми шубками.

Со злости она сказала, что ездила по казармам за мной не для того, чтобы сейчас ходить в дешманских пуховиках. Что-то нужно было делать, причем срочно. Ситуация поменялась после одного счастливого случая.

Наша соседка по даче попросила посмотреть за ее детишками – а там аж целых 4 лоботряса. Ей срочно нужно было уехать, няню найти не смогла. Так я и стал присматривать за соседской детворой. Хватило пару раз, чтобы соседка оценила мои навыки воспитания детей. Ну а что. Армейская закалка, как никак. Улизнуть никуда они не могли, баловаться тоже. Забрал у них все телефоны, пусть развиваются. Дети активнее стали заниматься спортом, рисовать, проводить досуг с пользой, например, собирая грибы в лесу.

Своих детей я в казармах растил, вот и на соседских перенес такую манеру воспитания. На самом деле, детишек я люблю, возиться с ними мне в радость. Соседка была несказанно рада тому, что я со всем справляюсь и решила предложить мне работу. Так, я стал «нянем» с окладом в 80 тысяч. Я был очень удивлен такой большой зарплате. Но соседка ничего не хотела слышать и говорила что-то о том, что их же четверо. Мне такая работа пришлась по душе. Это же куда лучше, чем быть наемным работником за двадцатку в месяц.

Только вот жена не перестает беситься. Теперь ее не устраивает, что боевой офицер работает нянькой. Типа, друзья ее засмеют. Что ей не нравится? Машину в порядок привел, ремонт в квартире обновил, в Турцию ее возил. А она все продолжает говорить о мужской работе. Но я не собираюсь ничего менять. Нашел теперь призвание по душе, каждый день передо мной бегает ребятня, за которую когда-то воевал на передовой. Что еще может приносить большее счастье?

Что приносит радость военным: уйдя на пенсию, я нашел свое настоящее призвание, да такое, что жене стыдно