Моя бабушка полюбила жизнь только после 60-и, дожила почти до ста лет. 3 принципа ее счастливой и здоровой старости

Моя бабушка чуть не сломалась, когда умерла ее сестра. Молодая еще женщина, только на пенсию вышла. 62 — это разве возраст? Они были погодками, бабуля — старшая. Решила, ей тоже пора, загрустила, приготовилась. Еле уговорили мы ее, что пока жива — нужно бить лапками в сметане, бороться за жизнь.

Уговорили.

Бабушка пострадала, поплакала, а потом решила: будет жить, пока может. И жить она собиралась с удовольствием, качественно и активно. Расскажу вам, что она делала с 63-х лет до 98-и.

Она осознала, что заботиться нужно и о себе, не хуже, чем за коровой ходить или за детьми.

Ох, какой она была ласковой, какой заботливой, если речь шла о других. Она в лепешку могла разбиться ради близких, готова была собой прикрывать даже кота. Она была из тех, кто снимает и убирает в сумку туфли, чтоб не испортить под дождиком и пойдет босиком, ноги ей не было жалко.

Все шли к ней, и подружки на мужей жаловаться, и мужья подружек находили дружеское плечо у бабушкиного мужа, пока она несла им на стол. На ней были и огород, и сад, и козы и коровы.

Дети тянулись к ней, потом тянулись внуки, вокруг нее всегда был волшебный добрый мир, безопасный и спокойный. Только в возрасте за 60 она призналась нам:

  • Ох, и устала же я…

Бабушка редко жаловалась на усталость, в жизни никого не упрекнула, не обругала, но стало ясно: такой, как раньше она уже не хочет быть.

Как-то мы разговорили ее.

Оказалось, мир ее стал бесцветным.

Вся жизнь идет в заботах и хлопотах, но ее ли это хлопоты?

  • Хочу и для себя чего-то. Радости какой-то хочу. Все вы мои любимые, про всех знаю, кого что порадует, а про себя забыла. И вы меня редко спрашиваете, вот я и сама уже не знаю, не помню, что меня радовало, о чем я забыла.

Это было важное осознание.

Бабушка поняла, что нужно жить и своими желаниями, позволять и себе развлечься. И заботиться о себе, как следует. Ведь никто не сможет сделать этого за нее. Поэтому она стала идеальной заботливой бабушкой себе самой. И вовремя: жизнь перестала быть серой, наполнилась новыми красками, радостями и впечатлениями.

Бабушка поняла, что прошлого уже нет, не нужно цепляться за воспоминания

Мы были счастливы, когда видели: бабушка ожила, задышала. Ее соседки по лавочке фыркали, мол, с ума сошла, о душе пора думать, а она о моде! Нашла время!

Бабуля действительно расцветала, прихорашивались, как было приятно на нее смотреть!

Как-то призналась вдруг, что даже новая жизнь не увлекает ее надолго. Вот бы ей эти новые платья и возможности туда, в прошлое, а что сейчас? Жизнь прожита.

  • Эх, — вздыхала она, вот бы я думала о себе,: когда только замуж вышла, когда молодая была. Сколько возможностей коту под хвост, а я все гналась за фантиками…

Она горевала о том, что прошло, чего не исправить. Постоянно прокручивала в голове фантазии, как бы сложилась жизнь, если бы она что-то сказала или сделала, согласилась на какое-то предложение, не побоялась чего-то… Не оглядывалась на кого-то. Много у людей сожалений.

Мы обратили внимание, именно в этот период она начала много читать.

Не рецепты.

Не статьи про лекарственные травки.

Она взялась за художественные книги, словно жила чужими жизнями. И внезапно у нее появилось очередное понимание.

  • Изменить прошлое, — заявила она нам на очередной встрече, — это все равно, что воду в решете таскать. Или пытаться сделать хлопок одной ладонью, знаете, как он звучит?
  • Как?
  • Да никак он не звучит, бестолковые! — весело крикнула бабуля, постигшая дзен. — Вот и прошлое изменить невозможно, так толку о нем горевать?

Она объяснила нам, чем старше, тем чаще хочется оглянуться назад. Появляется иллюзия, что мы делаем выводы на будущее, переосмысливаем опыт. Только вот по факту мы озираемся куда попало, и в это время не смотрим под ноги, спотыкаемся, делаем ошибки в настоящем и на будущее. Никак мы не создадим прекрасного будущего, если пытаемся строить его по старым данным.

Наконец-то бабушка перестала винить себя за старые ошибки, за неправильный подход к жизни. Она просто приняла себя и свое прошлое. Хорошо, что смогла.

Важно сохранять детский подход к жизни

Бабуля вдруг заявила мне:

  • А ты понимаешь, чем мы с тобой отличаемся? Вот тебе десять лет, а мне уже за семьдесят. Чем?
  • Всем. Ты взрослая, а мне ничего нельзя.
  • Понимаешь, тебе жить интересно. Тебе ничего нельзя, ты многого не знаешь, но хочет узнать. И ты стремишься чему-то научиться, стать умнее. И снова ищещь какую-то информацию, осваиваешь умения. Ты понимаешь, что мало знаешь, поэтому твой интерес заставляет тебя хотеть жить, тебе всего нужно, и много.

Она рассказала, многие взрослые решили, что все уже знают, везде побывали все повидали. Они думают, что понимают других, понимают их интересы. Это иллюзия, но взрослые в нее верят, воображают себя опытными и проницательными. Сидят надутые, и думают: ну что ты мне нового скажешь?

У них интереса к жизни нет, а значит, жить тоскливо. Все становится пресным, скучным. Хочется только, чтоб не тормошили, оставили в покое, а это значит, что жизнь кончилась.

  • Запомни: единственное спасение от ухода за край — вернуть интерес к жизни.

Бабуля зачитывалась работами Бехтеревой. Многое из ее работ засекретили, но и в доступе достаточно. Заповедь ее, что старость не придет, пока люди ее сами не захотят, бабушка цитировала постоянно.

И прислушивалась к советам: изучала иностранный язык и даже занялась танцами. Благодаря языкам мы с ней и сдружились, делали вместе домашку.

  • Не копи знания, копи то, чего ты еще не знаешь, чтобы тебе было, к чему стремиться и чем интересоваться. Тогда мир твой всегда будет прекрасным. Даже если он остается прежним, всегда можно взглянуть на него по-новому!
Моя бабушка полюбила жизнь только после 60-и, дожила почти до ста лет. 3 принципа ее счастливой и здоровой старости