Наш ребенок находится в специализированном интернате. У нас нет никаких угрызений совести, но друзья так переживают, что жизни нам не дают

Никогда не могла подумать, что в моей судьбе все сложится именно так. Я, если честно, никогда не грезила о маленьком ребенке. Но понимала, что если обстоятельства так сложатся, то и я буду мамой. Пока ходила «в положении», привыкла быть в ожидании чуда, так что к моменту рождения уже любила его всем сердцем. Как и многие мамы, хотела целовать ему пяточки, но мальчик вел себя беспокойно и словно мстил мне за мой скепсис в юности. Он был активным, много кричал по ночам. Было дело, соседи даже правоохранительные службы вызывали, мол, издеваемся над ребенком.

Бабушки не сильно помогали, а если и пытались заботиться о внуке, то от этого становилось только хуже. Они его просто-напросто разбаловали, поэтому про дисциплину он забыл, не говоря уже о режиме дня. Еще получили выговоры на работе из-за недосыпа и решили пойти на крайние меры.

Вообще я замечаю, что в последнее время очень модно бросаться в крайности. Или баловать ребенка, спуская все выходки, или, наоборот, держать в ежовых рукавицах. Только такие воспитательные меры если и идут на пользу, то далеко не всем детям. Главное для них – четкие правила и рамки, продуманные заранее графики. В противном случае они не будут ощущать время и поддаваться родительскому контролю.

Сейчас я вспоминаю, как ребенок вел себя дома, и мне становится страшно. Он постоянно что-то хотел сломать или испортить. Мы водили его к психологам, но те говорили, что все хорошо, просто характер сильный и независимый. Но что мне с ним было делать, если он постоянно пакостил? Да и в садике воспитатели постоянно на него жаловались. Говорили, что очень умный и хитрый, всегда придумывает шалости и учит им других.

А однажды у девочки, которая к нему липла, отобрал игрушку и заехал ей в нос. В итоге подбит глаз, родители грозятся, что напишут заявление. А мне стыдно, я прошу не делать этого и плачу. Иногда даже были сомнения в его родительском здоровье. И, конечно же, в себе. Думаю, что это судьба меня наказала за то, что я не хотела этого ребенка, но родила, потому что все так делают.

Когда вышла из декрета, то поняла, что не могу находиться с ним постоянно. У бабушек тоже нет такой возможности, хотя я до сих пор помню, как они требовали у меня внуков. А сейчас еще и внучку хотят, чтобы им было веселее, да и в куклы играть с ней готовы. Только няне удалось найти с ребенком общий язык, но это специфическая женщина старой закалки, применяющая жесткие правила. Мы на нее готовы были молиться, правда, как только ее дочь вышла из декрета, она от нас уехала. А нам посоветовала интернат, в котором работала раньше.

Я благодарю ее до сих пор, ведь если бы не она, я бы до сих пор считала, что наш ребенок – человек небольшого ума. У нас с супругом дерганая работа, смены, регулярные вызовы, иногда без предупреждения. Сыну нужны правила, а мы не можем их организовать из-за занятости. В итоге решили, что на время формирования психики мы отправим ребенка в интернат, где его обучат дисциплине и обеспечат режим. А к школьным годам все наладится.

В итоге наш сын находится в хорошем интернате под присмотром специалистов. А нас все клюют, особенно меня. Говорят, что бросила ребенка. А я не считаю, что бросила его, поскольку раньше так и жили: родители на работе, а детей смотрят старшие. Сейчас ребенок уже находится дома. Ведет себя замечательно, занимается спортом. Но сплетни вокруг нашей семьи ходят до сих пор.

Наш ребенок находится в специализированном интернате. У нас нет никаких угрызений совести, но друзья так переживают, что жизни нам не дают