И водитель из тебя такой же, как мать или повариха — вот что услышала я от свекрови по пути с вокзала. Пришлось разворачиваться

Редкая свекровь полностью довольна своей невесткой. Умные встречаются чаще: они пытаются ее принять или хотя бы скрывают свой скепсис, ведь та мать, что воюет, теряет сына.

Деревенские не любят городских девушек, им нужно, чтоб корову доила, ходила пешком десятки километров и вечером еще и застолье могла организовать. Городские свекрови воротят нос от деревенских: в оперу с ней не выйти, с людьми не познакомить, еще перепутает ударение в слове “звонит”, позора не оберешься.

Вот и моя интеллигентная свекровь не была довольна выбором сына, она уже поженила в уме сына с дочерью подружки, дала имена внукам, а тут я! И пусть я не путаю ударения в словах, и в библиотеку дорогу знаю. Работа фотографом свекровь, потомственную преподавательницу музыки, не устраивает.

  • Кто знает, чем она там занимается, на этих съемках после полуночи, ты не знаешь, как на свадьбах пьют?

К счастью, мой муж успел побегать со мной в роли ассистента, точно знает: фотографу не до выпивки и не до флирта, в погоне за кадром я устаю так, что ноги-руки дрожат.

Но свекр-госслужащий вышел на пенсию рано, а свекровкино “преподавание” три-четыре часа в первой половине дня я вообще за работу не считаю. Времени у них много, вот и лезут в дела детей. Муж младший, его вообще за несмышленого пупсика считают.

И сватают ему Марьяночку.

Мы уже и съехаться успели, и пожениться, а они все интересуются, что да как у нас. Любое действие мое ухитряются истолковать враждебно, переврать — и опять Марьяну рекомендуют. Той-то не противно?

Все пытаются им встречу организовать “невзначай”, рассказывают, как она хороша во всем. Я пропускаю все выпады мимо ушей, все жду, попустит их когда-нибудь.

И вот ситуация. Муж в командировке, а свекрам понадобилось в соседний город, срочно, кровь из носу. Поднимись в пять утра и отвези за 70 километров.

Я сонная, темно, да еще туман. Они мне что-то бурчат, ноют, достают вопросами то про детей, то про работу. Я держусь изо всех сил, какое-то предчувствие нехорошее. Губы в кровь закусила, лишь бы не влезть в диалог, не объяснять, не оправдываться, не просить помолчать, под руку ведь говорят. Вглядываюсь в мутную темноту, а свекровь то и дело тычет сзади, пытается привлечь внимание.

Не зря держалась: в тумане едва видно было машину, что стояла поперек моей полосы. Чудом вильнула на встречку, избежала той машины, что ехала по ней и затормозила.

Руки тряслись от ужаса, мы только что едва не погибли.

  • Ну и водитель из тебя, — протянула свекровь. — Чуть не убила нас тут! Вот Марьяночка машину водит — ты бы знала!

Я вздохнула, завела мотор и проехала еще 200 метров. Высадила их на остановке автобуса, развернулась и поехала домой. Да, до автобуса еще часа два было. Но мне-то что? Марьяночка быстро приедет, пусть ей звонят.

И водитель из тебя такой же, как мать или повариха — вот что услышала я от свекрови по пути с вокзала. Пришлось разворачиваться