Целых 10 лет не вижу собственных детей. И слышать о встрече не хотят. Рассказываю, какие ошибки привели к этому

Дети уже взрослые, да и я не мальчик.

Мне 65.

Пока еще вполне себе мужчина, пусть и пожилой. Но энергии хватает, здоровье тоже неплохое досталось. Но предстоит одинокая старость. И мне уже сейчас невыносимо страшно от предстоящих пустых дней без цели и радости.

Я знаю, в нашей стране, да и в мире, таких людей миллионы. Это раньше мы были лояльнее, теперь легко теряем связи между близкими. У детей остается иллюзия, что все наладится, у родителей, что их не выбирают…

А время уходит, близость исчезает, остаются только тоскливые обязательства. Но и от них можно отказаться.

Опекать и наставлять

Это была моя самая главная из родительских ошибок, я слишком пекся о детях. Конечно, я не доходил до маразма старушек: не требовал шапку, едва похолодает градусов до пятнадцати, не требовал от дочек возвращаться к девяти часам. Не лез контролировать, достаточно ли теплые у детей штаны, или лучше пододеть еще парочку.

Но я их опекал интеллектуально.

Я пытался рассказать им обо всем, до чего дошел своим умом, пытался вложить в их головы весь собственный опыт. Хотел уберечь от ошибок, которые я совершал, объяснить, как жить правильно.

И страшное случилось.

Они уже не видели во мне родителя, друга, близкого человека. Я был вещающей прописные истины энциклопедией, уставом на ножках. Я не заботился, а надзирал, не поддерживал, а постоянно ставил оценки. Не волновало меня даже, настроены ли они были, чтоб их оценивали или дети просто хотели побыть рядом. Мое поведение расхолаживало их.

Не знаю, можно ли в полном смысле стать другом ребенку, который от тебя зависит, есть тут некое лукавство. Но можно стать надежным плечом.

Чтобы дитя не боялось рассказать даже о стыдном и неловком.

Чтобы знало: его поддержат, им интересуются.

Осуждения им и так хватает, без меня, нужна поддержка, принятие, иначе зачем семья?

Каким идиотом я был!

Однажды детки признались: не пошли на первый урок. Я не спросил даже, что оказалось им важнее, чем пойти в школу. Не обрадовался степени их доверия. Только нудел и нудел, попрекал и наказывал. Но разве я не понимал, что прогул — не преступление против человечества. Им хотелось немного свободы, духа приключений. И как же здорово, что они доверились.

Но мой энтузиазм воспитательный сыграл злую шутку: они не отдалились, это я их оттолкнул, сам.

Своих детей они воспитывают сами, я только поддерживаю и наблюдаю. Но я хотел наоборот

Да, когда дети подросли, разъехались из родного дома, мы почти перестали ссориться. Но разумеется, они просто были далеко, поводов не давали, о себе не рассказывали. Ко мне был применен вечный принцип: “не тронь, не воняет”.

Но что делать, если я был именно таким?

Я уже и сам понимал, нужно было воспитывать своим примером, а не бубнить с утра до вечера.

Я их судил.

Казнил.

Миловал.

А нужно было разговаривать, растить доверие, слушать и почаще прощать.

А дети ведь сами уже стали родителями, у них уже свои дети прогуливают свои первые уроки. И теперь я жаждал поделиться с ними новыми истинами, научить, как правильно воспитывать детей. Это ведь самое важное, воспитать их без ошибок, что понимают эти зеленые неопытные родители? Я уже совершил все ошибки, все их осознал, сейчас научу всех, как быть счастливыми!

Забыл только, что ошибки нужно совершать самому, самому нарабатывать опыт. И дети мои, если захотят, сами зададут вопросы.

Но нет же, я не мог держать в себе истины, лез с непрошенными советами, вел себя с внуками не так, как просили дети, сбивал все планы. Сейчас понимаю: хотел и сам что-то значить. Показать, что я умнее и самоутвердиться.

Дурак!

Как много я бы значил для них, играя на их стороне, в команде…

Дети думали, они наконец выросли, наконец женились, нашли работу, стали родителями. Можно признать, что они взрослые? Но я опять шпынял их, как бестолковых малолеток.

Время назад не вернется

Мне исполнилось 60, я умирал от тоски. Дети отдалились, вежливо отделывались общими фразами, но в свою жизнь не впускали. Только звонки на новогодние праздники, только беседы по телефону в дни рождения — разве этого достаточно?

Я боялся, что останусь один навсегда. Решил, нужно заткнуть фонтан красноречия. Просто быть рядом, просто делить с ними жизнь, признать, какими замечательными выросли дети. Снова влиться в их жизнь, ведь я еще лет 15-20 могу жить активно и полезно для других.

Только вот дети еще не успели соскучиться.

Не успели потянуться ко мне сами. Я ломился к ним дружить и любить — а у них собственные заботы: первые супружеские ссоры, первые проблемы с детьми и работой…

Я был не готов, что они не захотят со мной общаться, разбираться с моими фантазиями и идеями. Им было не до того, какая рефлексия у меня в голове, они не хотели отматывать назад, разбирать мои ошибки и начинать с нуля.

Понемногу отношения улучшаются, но как же медленно! Куда медленнее, чем я могу себе позволить. Сейчас я учусь самому главному — ждать и принимать их решения. Ведь и мне самому потребовались десятки лет, чтобы поумнеть, понять своих детей и по-настоящему признать их.

Я не могу прийти и заорать, требуя внимания, это место уже заняли внуки.

Тут действительно нужно дождаться полного обнуления старых обид. Но при этом найти возможность стать им полезными, не потерять собственной значимости. Но не вносить свою воображаемую пользу на подносе с горой ненужного никому опыта. А найти то, для чего ты можешь действительно быть нужен. Даже если это означает раз в неделю привезти внука с кружка по фото.

И перестать злиться на себя, ворчать. Ведь нельзя поменять прошлое. Лучше уж радоваться жизни, быть активным, здоровым и полным любви к жизни. В жизни обязательно должен появиться посильный спорт, дружба, хобби. При самой маленькой пенсии можно питаться полезнее, чем раньше. А то и подработку найти, это сложно, но реально. Нужно наполнить жизнь смыслом, здоровьем и радостью, чтобы не повесить на своих замотанных жизнью детей еще одну обузу — старую развалину-себя.

Целых 10 лет не вижу собственных детей. И слышать о встрече не хотят. Рассказываю, какие ошибки привели к этому